Аудиторская компания «ЮКОН»

Добрый день, уважаемые коллеги!

 

Сегодня мы знакомим Вас с «Обзором по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», опубликованном Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 года (№1).

В этом документе Верховный Суд РФ дает ответы на вопросы, связанные с исполнением норм действующего гражданско-правового, административного, уголовного законодательств и законодательства о банкротстве в условиях действия нормативных актов, связанных с предотвращением распространения коронавирусной инфекции.

В частности, Обзор содержит разъяснения, в каких случаях распространение коронавирусной инфекции будет признаваться обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором) для целей прекращения (изменения сроков) обязательств, и какими документальными доказательствами со стороны Организации необходимо подтверждать наступление форс-мажора.

 

Вопрос

Разъяснения ВС РФ

Раздел II «Вопросы применения гражданского законодательства»

 

 

 

Вопрос 5: Каковы правовые последствия того, что последний день срока исполнения обязательства или срока исковой давности приходится на день, объявленный нерабочим Указами Президента Российской Федерации от 25 марта 2020 г. № 206 и от 2 апреля 2020 г. № 239?

Нерабочие дни, объявленные таковыми Указами Президента Российской Федерации от 25 марта 2020 г. № 206 и от 2 апреля 2020 г. № 239, относятся к числу мер, установленных в целях обеспечения санитарноэпидемиологического благополучия населения, и не могут считаться нерабочими днями в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ, под которым понимаются выходные и нерабочие праздничные дни, предусмотренные статьями 111, 112 Трудового кодекса Российской Федерации.

Установление нерабочих дней в данном случае являлось не всеобщим, а зависело от различных условий (таких как направление деятельности хозяйствующего субъекта, его местоположение и введённые в конкретном субъекте Российской Федерации ограничительные меры).

В сложившейся ситуации необходимо учитывать, что в ряде случаев в дни, объявленные нерабочими, препятствия к исполнению обязательства могут отсутствовать, а в ряде случаев – такое исполнение полностью невозможно.

При отсутствии иных оснований для освобождения от ответственности за неисполнение обязательства (статья 401 ГК РФ), установление нерабочих дней в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. основанием для переноса срока исполнения обязательства исходя из положений ст. 193 ГК РФ не является.

Если же будут установлены обстоятельства непреодолимой силы по правилам пункта 3 статьи 401 ГК РФ, то необходимо учитывать, что наступление таких обстоятельств само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они устранены (пункт 9 постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7).

 

ВЫВОД: «Нерабочие дни» в отсутствие обстоятельств непреодолимой силы не могут являться единственным основанием для переноса срока исполнения обязательства по договору (ст. 193 ГК РФ).

 

 

Вопрос7: Возможно ли признание эпидемиологической обстановки, ограничительных мер или режима самоизоляции обстоятельствами непреодолимой силы (пункт 3 статьи 401 ГК РФ) или основанием прекращения обязательства в связи с невозможностью его исполнения (статья 416 ГК РФ), в том числе в связи с актом государственного органа (статья 417 ГК РФ), а если возможно – то при каких условиях?

Согласно пункту 3 статьи 401 ГК РФ, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

В Постановлении Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. №7 дано толкование понятию обстоятельств непреодолимой силы. Разъяснено, что в силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный, непредотвратимый при данных условиях и внешний по отношению к деятельности должника характер. Обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий, Не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например, отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей.

Из разъяснений следует, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация.

Применительно к статье 401 ГК РФ обстоятельства, вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, а также 11 принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению ее распространения, могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлено их соответствие названным выше критериям таких обстоятельств и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства. Несмотря на то, что отсутствие у должника необходимых денежных средств по общему правилу не является основанием для освобождения от ответственности, если отсутствие необходимых денежных средств вызвано установленными ограничительными мерами, в частности запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т.п., то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности на основании статьи 401 ГК РФ. Это допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения и т.п). При этом наступление таких обстоятельств само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они устранены (пункт 9 постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7).

 

ВЫВОД: Признание распространения коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором) потребует от организации, как стороны по договору, доказательств по следующим пунктам.

а)  наличия и продолжительности этих обстоятельств (в зависимости отраслевой принадлежности, условий осуществления деятельности, региона, в котором действует организация и ограничительных мер, принятых в этом регионе);

б) наличия причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью исполнить обязательства (совсем или в установленный в договоре срок);

в)  непричастности организации к созданию обстоятельств непреодолимой силы (например, организация могла ввести удаленный режим работы, но отправила работников в неоплачиваемый отпуск, создав тем самым «рукотворные» причины неисполнения своих обязательств перед контрагентом);

г)  наличия документальных свидетельств форс-мажора в периоде его действия и намерений исполнить обязательства в будущем (например, Справки из Торгово-Промышленной Палаты, подтверждающие форс-мажор, переписка с контрагентами со ссылками на ограничительные нормативные акты властей, не позволяющие исполнить обязательства и др.). Если отсутствие денег для исполнения обязательств вызвано установленными ограничительными мерами (запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т.п.), то для доказательства форс-мажора могут потребоваться финансовые доказательства (например, банковские выписки, свидетельствующие об отсутствии выручки по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения и др.).

Если все перечисленные выше обстоятельства (среди которых акты об ограничительных мерах) привели к полной или частичной объективной невозможности исполнения обязательства, имеющей неустранимый характер, тогда (и только тогда) обязательство прекращается.

Раздел V «Вопросы применения законодательства об административных правонарушениях»

 

 

 

Вопрос 17: В каких случаях граждане, должностные лица, лица,

осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования

юридического лица, юридические лица подлежат привлечению к

административной ответственности по части 1 статьи 20.61 КоАП РФ?

 

 

Объективная сторона состава административного правонарушения согласно статье 20.61 КоАП РФ, выражается в невыполнении правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации.

Такие Правила утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 2 апреля 2020 г. № 417.

В субъектах Российской Федерации приняты нормативные правовые акты в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, например: Указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности» (в редакции Указа Мэра Москвы от 10 апреля 2020 г. № 42-УМ), Постановление Губернатора Московской области от 12 марта 2020 г. № 108-ПГ (в редакции от 12 апреля 2020 г. № 178-ПГ) «О введении в Московской области режима повышенной готовности для органов управления и сил Московской областной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и некоторых мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019) на территории Московской области» и др.

Из анализа приведенных норм следует, что граждане, должностные лица, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридические лица подлежат привлечению к административной ответственности по части 1 статьи 20.61 КоАП РФ как за нарушение Правил, так и за нарушение обязательных, а также дополнительных обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении на территории субъекта Российской Федерации режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.

При решении вопроса о назначении лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.61 КоАП РФ, административного

наказания конкретного вида и размера необходимо руководствоваться положениями главы 4 КоАП РФ и иметь в виду, что такое наказание должно отвечать требованиям пропорциональности, справедливости и соразмерности, индивидуализации административной ответственности, а также соответствовать целям предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

 

ВЫВОД: Организации и индивидуальные предприниматели привлекаются за нарушение нормативно-правовых актов органов государственной власти, включая законы субъектов РФ и указы региональных властей о мерах по режимам повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.

Статьей 20.6.1 КоАП РФ «Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения» (введена Федеральным законом от 01.04.2020 N 99-ФЗ) за действия (бездействие), повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, установлена ответственность в виде наложения административного штрафа на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц - от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

 

 

В случае необходимости (по Вашим адресным запросам), мы готовы предоставить дополнительную информацию по обсуждаемой теме.

 

С уважением, Аудиторская компания «ЮКОН»